• Светлана Шварцман

Метаплот: если не мы – то кто?!

Я не писала всего два дня – не могла заставить себя сесть за компьютер. Потому что за эти 48 часов мой мир рухнул. Мужа отправили в отпуск за свой счет. Дочку-второклассницу – на каникулы (в лучшем случае они закончатся после Песаха, а в худшем…)

метапелет, уход за пожилыми людьми в Израиле

"Корона"… Неизученный, дико заразный вирус COVID-19 всего за пару дней превратился из далекой китайско-европейской абстракции в зловещую, пугающую реальность. И эта реальность, помноженная на неизвестность, ворвалась в жизнь каждого из нас так нагло и беспардонно, что дышать нечем и под ложечкой сосет, как перед выпускным экзаменом.


В таких растрепанных чувствах я приехала сегодня утром на работу.


Не успела войти в офис – звонок.


- График работы не изменился? – взволнованно спросила Юля, одна из лучших метаплот Ла-КОЛЬ.


- Нет… А почему его должны изменить?


- По радио сказали, что часть предприятий и компаний переходят в урезанный режим. Мужа уволили – пособие по безработице можно будет оформить лишь через месяц. Зарегистрироваться в Службе трудоустройства ему не удалось – такой наплыв пользователей, что сайт рухнул. Я осталась в семье единственным кормильцем... Кормилицей… Дети дома сидят, дурью маются…


Я призналась, что наша семья - в такой же черной дыре.


- Знаешь, что я сказала мужу вчера вечером? – откликнулась Юля. – Я ему сказала: сейчас каждый из нас уверен, что ему хуже всех. Хотя на самом деле хуже всех – старикам. Дети заболевают коронавирусом крайне редко и очень быстро выздоравливают. Наши ровесники - 35-45-летние - тоже вне группы риска. А старики… Ты посмотри, что происходит в Италии. И в Испании… Эдна, у которой я четвертый год работаю... С тех пор как ввели ограничения на общение, никто к ней не приходит – ни дочка, ни внуки. Привезли ей продукты из супера – оставили под дверью: боятся нечаянно заразить маму – ей же 89 лет! Пришла я к Эдне – вижу, она на себя не похожа: глаза красные, плакала. Говорит: "Кроме тебя, Юленька, - ни одной живой души. Ты сейчас для меня – вся моя жизнь. Ты моя семья!"…


Услышав это, Юля сама чуть не расплакалась. Еле сдержалась… Не хотела еще больше Эдну расстраивать.


Вслед за Юлей позвонила Шошана. Она работает с Леей. И тоже – не первый год.


- Вы уже получили новые инструкции из Битуах леуми? – спросила Шошана.


- Сейчас проверю, - сказала я и открыла почту. – Да, получили. Вот, послушай, что тут написано: "Отрасль ухода за пожилыми людьми продолжает работать в обычном режиме, потому что она - жизненно важная"!


- Кто бы сомневался! – воскликнула Шошана. – Ведь если не мы - то кто?! Кто принесет Лее продукты? Кто выведет ее подышать свежим воздухом? Сын в Штатах. Лея сказала, он даже не позвонил в выходные: в Нью-Йорке паника.


Во второй половине дня нам привезли бейджики – их надо раздать всем метаплим и метаплот. На случай, если в стране введут карантин (все идет к тому). И если на улицах начнут дежурить солдаты, нас, как сотрудников жизненно важной отрасли, задерживать за нарушение условий карантина не станут.



Человеческая жизнь в Израиле – наивысшая ценность. Раньше я это умом понимала, а сейчас вдруг – почувствовала. И... Перестало сосать под ложечкой. Ведь если работники по уходу за беспомощными, больными, одинокими стариками сейчас оказались не просто на фронте, но – на передовой, значит, мы стали такими же защитниками Страны, как мой старший сын.


Он сейчас служит в армии.


#коронавирус_в_израиле #метапелет_ЛаКОЛЬ_компания_по_уходу #метапелет_жизненно_важная_профессия #метапелет_для_пожилого_человека

Просмотров: 29

Недавние посты

Смотреть все