• Эйнат Дворкин-Хамеири

Метапелет на заметку: когда спорить бессмысленно

"Новую работницу я увольняю!" – позвонила Шошана в офис нашей компании по уходу.


- То есть как, Шошана?! Вы ведь несколько месяцев добивались в МВД разрешения на услуги иностранной работницы по уходу. Круглосуточный уход вам просто необходим…


Моя коллега всеми силами пыталась успокоить 83-летнюю Шошану. Приводила железные аргументы: "Вы недавно выписались из больницы. Дочка с зятем и внуками живут в Лос-Анджелесе, младший сын с семьей - в Нью-Йорке. В Израиле вам даже стакан воды некому подать, оставьте новую метапелет хотя бы еще на неделю: может, привыкнете?"


- К кому и к чему?! – расплакалась Шошана. – К чужой женщине?! Что она делает в моем доме? По какому праву она заняла комнату моей дочери?


- Не спорь с Шошаной,- посоветовала моей коллеге Рахель, социальный работник головного отделения нашей компании. – Наоборот: сделай вид, что ты на ее стороне. Вот увидишь: через десять минут Шошана забудет, что она тебе тут наговорила, и успокоится. Сейчас главное – выиграть время: у Шошаны тяжелая деменция, круглосуточный присмотр необходим ей, как воздух!


Рахель не только социальный работник, но и опытная медсестра. Ей, как никому другому, известны все причуды деменции. В том числе – немотивированная агрессия, жестокость, упрямство.

Деменция постепенно разрушает клетки мозга. На ранних стадиях заболевания многие пожилые люди сознают, что с ними что-то не так, но не могут понять, что.


Типичная ситуация: встретившись со старым приятелем, пожилой человек понимает, что знаком с ним, но не может вспомнить, кто он и как его зовут.

Многие метаплот наверняка уже оказывались в ситуации, при которой в середине июля ваша подопечная требовала, чтобы вы помогли ей найти в шкафу шарф, перчатки и зимние сапожки. При этом она, скорее всего, не до конца понимала, что вы не ее дочка или внучка, а метапелет.


Подобные сценарии не редкость. Взрослые дети многих пожилых людей неизбежно задаются вопросом, сознают ли папа или мама, что с ними что-то не так. И если они не отдают себе в этом отчета - стоит ли пытаться убедить их в том, что они больны, и все их капризы и странности – производное деменции?


Детям пожилых людей в большинстве случаев невероятно тяжело и больно наблюдать, как у мамы или папы развивается старческое слабоумие. Это пугает. Но метапелет тем и отличается от родных пожилого человека, что смотрит (или, по крайней мере, должна смотреть) на ситуацию в доме подопечного со стороны – и с высоты своих профессиональных знаний. В противном случае поведение пожилого человека, страдающего деменцией, может быть неправильно понято и истолковано.


Самое мучительное – когда метапелет принимает на свой счет лишенные смысла выходки старика и обидные, ранящие до глубины души высказывания. В этом отношении, замечу, намного легче тем приезжим работницам, которые присматривают за бабушками и дедушками, говорящими только на иврите.


Парадоксально? Ничуть! Когда бабушка говорит на вашем родном языке (например, по-русски или на румынском), вы улавливаете тончайшие нюансы ее высказываний – и очень болезненно реагируете на всё, что кажется вам оскорбительным. Слово ранит! Но если бабушка говорит на иврите, метапелет, скорее всего, просто до конца не поймет, к чему клонит ее подопечная. И расстраиваться попусту не станет.


На сайте американского Центра памяти в Ричмонде мы обнаружили выдержку из рассказа 86-летнего Рэда Джонсона, страдающего болезнью Альцгеймера. Вот как он объяснил своей дочери Нэнси, каково это жить в тисках деменции:


"Я люблю свою семью. Мою невестку и зятя; моих внуков и правнуков; моих родственников, племянниц и племянников. Возможно, я не помню их имен. И страдаю косноязычием, когда пытаюсь поговорить с ними. Но я все еще люблю их. Знала бы ты, как это глупо, когда ты «знаешь», что человек, с которым ты разговариваешь, - твой старый друг, но не можешь вспомнить его имя! Я знаю - со мной что-то не так, и ненавижу себя за это. Не смотри «сквозь меня» только потому, что я не помню твоего имени или не могу сказать, какой сегодня день. Не игнорируй мои потребности лишь потому, потому что ты думаешь, что они уже не имеют никакого значения".


Щемящая исповедь Рэда Джонсона дает ясное представление о том, каково это знать, что у тебя есть проблемы с памятью, и насколько это болезненно.


Если ваш подопечный не сознает, что с ним что-то не так


Люди, страдающие тяжелыми формами деменции (подобно Шошане), чаще всего не осознают, что с ними что-то не так. Напротив, они стопроцентно убеждены в том, что голова у них ясная и что они абсолютно во всем правы. Называется это расстройство анозогнозией и является результатом повреждения клеток в правых префронтальных и теменных долях мозга. Анозогнозия может также развиться в результате инсульта.


Работники по уходу и члены семьи замечают серьезные изменения в поведении пожилого человека, однако сам больной тем временем убежден, что с ним всё в порядке. Анозогнозия - это не отрицание своего болезненного состояния, это - заболевание!


Забота о людях, страдающих когнитивными расстройствами, - деликатная задача. Уход за человеком, который не осознает, что он болен, лишь усложняет жизнь метапелет. Ваш подопечный может отказаться принимать лекарства, потому что думает, что они ему не нужны, или страшно злиться, когда ему открыто говорят, что его больше нельзя оставлять одного дома.

Если вы попытаетесь убедить своего подопечного, что он болен и поэтому его нельзя оставлять без присмотра дома - он ни за что вам не поверит и страшно на вас обидится! Поэтому старайтесь избегать споров – золотой принцип! Никакие ваши аргументы не убедят пожилого человека, страдающего деменцией, что у него серьезная проблема со здоровьем. Если вы все-таки не сдержались и вступили в спор, можете не сомневаться – это ввергнет подопечного в состояние перевозбуждения и нервозности, разозлит, породит в нем недоверие и страх – тут же проявятся все типичные побочные эффекты болезни Альцгеймера и деменции.


По данным Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ), около 50 миллионов человек во всем мире страдают деменцией. При этом ежегодно выявляется 10 миллионов (!) новых случаев. То есть к 2030 году 82 миллиона человек будут страдать деменцией в той или иной форме. Поскольку число больных продолжает расти, важно безошибочно распознавать симптомы деменции и четко знать, как правильно вести себя с такими больными.


Если у вас есть вопросы, задавайте их в комментариях в блоге "Наши родители" и на Фейсбуке – мы постараемся найти ответ.


Фотоиллюстрация: Gabriel Porras


#метапелет #деменция

Просмотров: 1,950

Недавние посты

Смотреть все