• Светлана Шварцман

Между молотом и наковальней

Только что позвонила неведомая Алехандра и вкрадчиво спросила, желаем ли мы получить ссуду размером 300.000 шекелей. "На что?! – обалдела я. – Мы и безо всяких ссуд в "минусе".

"На открытие или ускорение развития частного бизнеса", - прошелестела Алехандра.


Я так растерялась, что переспросила: "Простите, на что?!"


"На частный бизнес, - невозмутимо отвечала моя невидимая собеседница (говорила она на иврите). – Под гарантии государства".


Я тактично отказалась. Ну, не совсем тактично: под занавес, когда непрошенная благотворительница (интересно, откуда у нее номер моего телефона?) хорошо поставленным голосом порекомендовала мне подумать, я уже не говорила, а рычала. Или – хрипела. Как раненый зверь. Потому что если муж просидит в отпуске за свой счет/на безработице еще месяц-полтора, мы не сможем оплатить съемную квартиру. Или, наоборот: квартиру оплатим, но детям (вместе с нами) придется питаться макаронами.


В такой же ситуации находятся сотни тысяч семей – балансируют на лезвии бритвы. Оказывается, это большое счастье/везение/удача, если в семье продолжает работать хотя бы один из родителей (в нашем случае это я – в марте уход за стариками был признан жизненно важной отраслью). А если бы я работала в какой-нибудь частной компании, занимающейся организацией торжеств, - сидела бы на безработице вместе с мужем. В этом случае наша семья уже сегодня была бы выброшена хозяином квартиры на улицу – на наши пособия мы не смогли бы оплачивать аренду и детей кормить.


В последние пару недель мы надеялись, что хоть в начале июля муж вернется на работу. Но тут на горизонте замаячила вторая волна. Число заразившихся коронавирусом стало стремительно расти. И сегодня достигло запредельной, по мнению Минздрава, отметки: 23.497 больных. Увеличилось и число погибших – с начала эпидемии в Израиле умерли 318 человек. В их числе – 19-летняя девушка. Мороз по коже!..


Израильтяне разделились на два лагеря. Мы – в первом. В лагере тех, кто требует немедленно, еще вчера, возобновить организацию выставок, концертов под открытым небом, театральных представлений и других массовых мероприятий. В противном случае – крах. От экономической "короны".


Противоположный лагерь – наши соседи из дома престарелых. Я уже рассказывала, что на прошлой неделе всех жильцов, включая обслуживающий персонал и приходящих метаплот, тестировали. К счастью, никто не заразился.


Зато в четырех других домах престарелых, в том числе в иерусалимском "Идан захав" ("Золотом веке") – беда. Старики снова заражаются и гибнут от "короны". И, конечно, снова заперлись в своих комнатушках и частных квартирах. Даже иностранных работников по уходу за покупками не пускают: боятся заразиться.


Впрочем, в противоположном лагере не только старики (группа наивысшего риска), но и высокопоставленные специалисты Минздрава.

Сегодня вечером новый министр здравоохранения Юлий Эдельштейн предупредил: "Началась вторая волна". Министр напомнил, что многие легкомысленно отнеслись к эпидемии и введенным правительством ограничительным мерам, типа: ну, что поделаешь – кое-кто из стариков умрет.


"А если это ваша бабушка или ваш дедушка?!" – возмутился Эдельштейн.


По-моему, все мы, не только вся страна, но и весь мир оказались между молотом и наковальней: с одной стороны, если ограничительные меры снова будут ужесточены, это окончательно добьет шекелем/долларом/евро/минусом миллионы семей, живущих, как мы, от зарплаты до зарплаты. С другой, если полностью отпустить тормоза – эпидемия подлой непредсказуемой заразы снова нас накроет.


И как с этим жить дальше?


#экономическая_корона #метаплим_метаплот #безработица


Фотоиллюстрация: Борис Криштул

Просмотров: 41

Недавние посты

Смотреть все