• Светлана Шварцман

Лекарство от депрессии, или приятное с полезным

Заглянула к нам в офис пожилая женщина. Маска, перчатки – полный защитный комплект. Сумку сходу опустила на пол – тяжелая.

уход за пожилыми людьми, метапелет, пособие по уходу,  Ла-КОЛЬ - достойная старость

- Простите, - произнесла женщина неуверенно. – Здесь кто-нибудь говорит по-русски?


- Почти все! – хором выдали мы.


- О, мне повезло! – обрадовалась посетительница. – Чем занимается ваша компания?


- Мы помогаем пожилым людям оформить в Битуах леуми пособие по уходу и подыскиваем им подходящую метапелет, - объяснила я.


- А… Значит, я обратилась не по адресу… - разочарованно произнесла посетительница. – Мне, слава богу, помощь не требуется. По крайней мере – пока. Я как раз возвращаюсь из супермаркета (женщина указала на сумку). Готовлю себе сама. В квартире убираю.


Правда, - добавила она после паузы, - в последнее время стараюсь много продуктов не набирать: подняться на третий этаж без лифта не так-то легко – одышка. Покупаю только самое необходимое.


- Вы ведь уже на пенсии? – осторожно поинтересовалась я (половина лица женщины скрыта под маской, возраст не определить – вдруг мой вопрос покажется ей бестактным?).


- Конечно! – подтвердила моя собеседница.- Мне 76 лет.


- Я, честно говоря, думала, что вы моложе…


- Спасибо маске - все морщины под ней! С тех пор, как нас заставили прикрывать лицо, я чувствую себя женщиной без возраста!


Мы познакомились. Нина в Израиле 16 лет ("Я приехала в том возрасте, когда учить иврит было уже поздно", - говорит она). Но тут же устроилась на работу.


- Все эти годы я работала нянечкой. В частном детском садике. В апреле девочек отправили в отпуск за свой счет, а меня уволили. Проводили, так сказать, на заслуженный отдых.

- Живете в нашем районе?


- Да, неподалеку, на съемной квартире. Пенсия – порядка трех тысяч. Пособие, которое получают репатрианты, живущие на съемной квартире, - еще несколько сот шекелей… Я надеялась, что когда подойдет моя очередь, смогу вселиться в хостель, но не получилось. Предложили мне хостель в Яффо. Я отказалась: все мои подруги живут в Тель-Авиве – как же я с ними расстанусь!


- Из Яффо в Южный Тель-Авив можно доехать на автобусе минут за тридцать, - заметила я. – Если пробок нет.


- Все равно далеко… - отозвалась Нина. – Значит, ваша фирма не может мне помочь с получением квартирки в хостеле.


- Нет, жильем мы не занимаемся.


- А уход вы обеспечиваете только лежачим больным? И это удовольствие, наверное, стоит немалых денег… - предположила Нина.


- Уход мы обеспечиваем пожилым людям, которым не обойтись без посторонней помощи при выполнении повседневных рутинных действий, - объяснила я.


- Не поняла… - отозвалась Нина. Что за действия?


– Если пожилой человек не в состоянии самостоятельно встать с постели, одеться, приготовить себе поесть, выйти погулять, убрать в квартире, Битуах леуми – после получения справки от семейного врача – определяет степень его зависимости и назначает ему пособие по уходу. На иврите это называется "гимлат сиуд". А мы подыскиваем такому человеку работницу по уходу – метапелет.

- Ясно, - сказала Нина. – Ну, мне метапелет не требуется. Я сибирячка. Люди мы сильные, двужильные! Не станем полагаться на чью-то милость. Или - помощь.


- Зато в Израиле всё наоборот: если пожилой человек нуждается в помощи, но попросить стесняется, – сотрудники социального отдела муниципалитета или волонтеры непременно ему подскажут, что надо обратиться в Битуах леуми. Израиль – одна из немногих стран, где государство финансирует уход за пожилыми людьми на дому, а не только в специализированных учреждениях.


Нину такой неожиданный поворот заинтриговал.


- Хотите ли вы сказать, что метапелет полагается не только лежачим больным, но и тем, кому на старости лет трудно уже справляться в одиночку?


- Да, именно это я и хотела сказать.


- Интересно… - улыбнулась Нина. – Оказывается, всем моим подругам давным-давно полагается метапелет: у одной ноги парализованы, я обычно вывожу ее на кресле-каталке на свежий воздух. Другая получила производственную травму – руку разогнуть не может. Как приду к ней в гости – непременно сготовлю обед. Третья… Ну, там просто беда…


- Нина, а подработать вы не хотите?


- Подработать? Кем? Кто примет меня на работу в моем-то возрасте – да принынешнем кризисе?!


- Мы! Вы сможете делать для своих подруг всё то же самое, о чем вы сейчас рассказали, в качестве официально работающей метапелет.


- Вот это да!.. – воскликнула Нина. - Как же я про это раньше не подумала. А социальную надбавку не снимут? В садике я тоже работала не полную смену.


- Уход за пожилым человеком – это нередко всего пара часов в день. С одной стороны, облегчаешь жизнь своим же подругам, радуешь их, общаешься. С другой – подрабатываешь. Как вам такая идея?


- Замечательно! Если подругам выделят часы по уходу, а я стану их метапелет, депрессия у меня точно пройдет. А то в последние недели на сердце тяжело... Тревожно. И делать ничего не хочется. Даже к подругам ходить я перестала

Нина права. Одиночество - верный путь к депрессии. Особенно - для такого деятельного человека, как она.


#уход_за_пожилыми_людьми_в_израиле #метапелет #пособие_по_уходу #одиночество

Просмотров: 67

Недавние посты

Смотреть все